На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Фокус внимания

15 757 подписчиков

Свежие комментарии

К вопросу о "сходстве" Сталина и Гитлера.

 
 

Главное отличие Сталина от Гитлера

Все судорожные попытки приравнять победителя Сталина к самоубийце Гитлеру, лишь местами пошловаты и конъюнктурны, а порой они бывают любопытны и смешны, и забавно бывает наблюдать за тем, до чего может дойти изощрённость человеческой напускной морали, чтоб прикрыть её полное отсутствие.

Разве что эти попытки всегда агрессивны.

Гитлера-то пытаются приравнять к Сталину с разными целями, но сейчас я хочу сказать лишь о том, что есть одно, главное отличие, двух этих субъектов истории и политики, вернее двух этих личностей, и оно коренным образом характеризует их, оно ключевое.

Что же за отличие?

Ответ прост - Гитлер объективно проигрывал Сталину тем, что не имел чувства юмора. Вообще не имел, у него категорически отсутствовал этот дар. Природа, почему-то, с самого начала и напрочь лишила его чувства юмора: и ироничного отношения к жизни, и самоиронии, и иронии вообще, как иных лишает зрения, полководческого таланта, или возможности влюбляться.

Ольга Чехова, кажется («государственная» актриса Третьего Рейха, встречавшаяся с фюрером лично), замечала в своих письмах и донесениях в Москву, что не будучи фанатиком Гитлера, его трудно воспринимать, в него нельзя влюбиться, не войдя в фанатизм той системы, которая была им создана. Чехова и не сумела влюбиться в него, быть может потому, что она, как и большинство других людей, родившихся в России, имела ту способность иронии, то чувство юмора, которого был лишён Адольф Гитлер.

 

Сталин же был ярко ироничен, он имел очень особенное и небанальное чувство юмора. Можно пенять рыжему горцу за излишнюю властность, можно обвинять его в промахах, в жесткости, в чём угодно, но нельзя поспорить, что он имел чувство юмора.

Сталин сумел оценить и величайшего гения русской литературы двадцатого века – Булгакова. Он боролся с Булгаковым на равных. Сталин десятки раз пересматривал спектакли по пьесам Булгакова. Тонкость булгаковщины была доступна Сталину. А Булгаков обладал виртуозной иронией, это был высший пилотаж, пока так и не превзойдённый никем.

Когда началась война Германии против Советской России, Гитлер запретил исполнять музыку русских композиторов (хотя, в тот момент, русские были самыми исполняемыми), а Сталин не сделал этого, он не стал запрещать немцев, и в блокадном Ленинграде играли симфонии Бетховена, и даже вальсы Шуберта.

Русский народ свят тем, что ироничен. Ирония – признак божественного. Порой, самоирония русских доходит до чёртовой степени, но она уникальна, и никакой английский юмор с нею не сравнится. Во мне, всё больше и больше, зреет уверенность, что русские выиграли у немцев, победили немцев именно потому, что у наших было чувство юмора, а у немцев оно хромало, не оказалось у них его, в нужном количестве.

А на войне чувство юмора необходимо как воздух, как всякую минуту нужны нестандартные решения, новизна в каждой минуте, так и чувство юмора обязано пронизывать это всё, иначе не выживешь, да и чёрт бы с ней жизнью, но ведь не победишь!

К счастью, я застал живым своего деда, который прошёл от Брянска до Германии и закончил Войну в Берлине. У него было удивительное чувство юмора, такое доброе и простое, что все его байки и рассказы, которые могли быть совсем простенькими, если не окрашивались бы этой иронией, я помню до сих пор.

Боже мой, какие это были люди! Те русские, что прошли Войну, особенно те, которые видели Берлин, украшенный красным знаменем на Рейхстаге. Ни капли в них не было никакой агрессии, ни капли злопамятности, ничего подобного, не собирались они ненавидеть. Мой брянский дед жалел меня, не рассказывал многое из того, чего могло бы не выдержать моё детское существо, лишь потом я узнал о таком.

И у них было чувство юмора, а у Гитлера, чёрт его дери в аду, не было, как и у племени, которым он предводительствовал, не достало его, не увидели немцы многое из того, чего должны были увидать, не рассмотрели, не почувствовали, не хватило им иронии, не сумели достичь той гибкости ума, которая есть у русских.

И Сталин бы не сумел воцариться на Москве, с самого начала не сумел бы, не смог бы он стать главой России, коль не оказалось бы у него этой редкой, но жизненно необходимой черты – чувства юмора.

Тем и отличался Гитлер от Сталина, и главное в этом.

А всё прочее, все словеса, бесконечные передержки, или реальные факты, всё то, чего пытаются нагородить, приравнивая Сталина к Гитлеру – пустое это, пустое и пустое.

Нет, можно, конечно, что-то принять, что-то отбросить, но главное, словно душа существа дела, лежит в той плоскости, где один одержал победу, а другой проиграл. И те, кто пытался и пытается очернить Сталина (кстати, это обычно очень неостроумные люди), пускай хоть расшибутся, доказывая что-то, но главное отличие любой силы, которая может считаться ставшей на сторону добра, сражаясь в сложной игре жизни – ирония! Но не было у Гитлера чувства юмора, не было. Тем и прогорел.

Максим Акимов
11 мая 2012
http://stalinism.ru/zhivoy-...

Картина дня

наверх