Лукашенко рискует

  «Нефтяная война» Москвы и Минска близится к завершению

В последние дни начали поступать сообщения, позволяющие предположить, что в затянувшемся конфликте между Белоруссией и Россией по вопросам поставок из нашей страны энергоносителей и их транзита в Европу все-таки наметились хоть какие-то позитивные сдвиги. По имеющейся информации, зашедшие в полный тупик переговоры о ставке за транспортировку нефти по белорусскому участку «Дружба», временно прекращены в связи с тем, что сторонам удалось достичь временного компромисса.



Также имеется прогресс и в вопросе выплат Минску компенсаций за «грязную нефть», нарушившую работу как трубопровода, так и белорусских НПЗ в прошлом году. Сегодня уже можно пытаться делать некоторые прогнозы относительно того, к чему в конечном итоге может прийти урегулирование очень непростого для обеих стран «нефтяного вопроса». Кто же в конечном итоге окажется в выигрыше, а кто будет подсчитывать потери?

На войне, как на войне

Как стало известно из информированных источников, цена транзита российской нефти через Белоруссию 1 февраля 2020 года будет проиндексирована автоматически. Минск требовал ее повышения на 16.6%, припоминая Москве «потери, понесенные в результате загрязнения «Дружбы» хлоридами». Тем не менее, российская сторона попытки «поставить в счет» все подряд, нещадно смешивая постоянные и разовые выплаты, не поддержала и на подобный вариант не согласилась. Максимум, что удалось «выдавить» белорусам – поднятие транзитной платы на 6.8%. При этом 3.8% – это заранее оговоренная «поправка» на инфляцию. В «победный зачет» белорусы могут записать себе разве что еще 3%. Впрочем, это все, как уже было сказано выше – лишь временный компромисс. Уже нынешним летом белорусская сторона твердо намерена приняться за старое – снова начать «выкручивать руки» нашей «Транснефти», только уже с учетом придуманного Лукашенко «экологического налога» и компенсаций за «грязную нефть». При этом пресс-служба белорусского правительства на днях заявила о том, что в ходе переговоров с участием заместителя премьер-министра Белоруссии Игоря Ляшенко, уже достигнуто соглашение об «общих подходах и методике» возмещения этого ущерба российской стороной. Какие-либо точные цифры и сроки пока не оглашаются. Остается только надеяться на то, что в Минске сегодня подходят к вопросу более реалистично, чем в октябре, когда первый замглавы тамошнего МИД Андрей Евдоченко, говоря об «ущербе», заявлял о «примерно 1.5 миллиарда долларов недополученных по экспортной программе».

При этом дипломат, правда, по, как видно, прочно укоренившейся у некоторых его соотечественников привычке, опять свалил в одну «кучу» и «грязную нефть», и «налоговый маневр», и что-то, кажется, еще. Главное, цифра получилась очень внушительная. Посмотрим, насколько эти безразмерные аппетиты будут уменьшены к моменту новых переговоров. Не будем забывать: в последнее время Минск вполне конкретно давал понять, что в случае продолжения конфликта, «оружием» в нем, скорее всего, станет препятствование транзиту российских энергоносителей в Европу, осуществляемое под теми или иными предлогами. К примеру, в ОАО «Гомельтранснефть Дружба» предупредили о своих намерениях устраивать ежемесячные ремонты на принадлежащем ей участке трубопровода в 1300 километров. Оказывается, в ходе проводившейся в прошлом году проверки там было выявлено прямо-таки «скопление дефектов». Понятно, что это автоматически будет означать полное или частичное прекращение транспортировки «черного золота» на какое-то время. Первое «показательное выступление» такого рода уже было проведено: 14 января ремонт проводился на участке «Мозырь – Брест-3», в результате чего прокачка нефти в направлении Польши упала сразу на 50% – до 70 тысяч тонн в сутки. 17 января трубопровод вернулся в нормальный режим работы и поставки возобновились в полном объеме. Тем не менее, воспринимать этот демарш однозначно следует как предупреждение Москве: захотим, и никакого транзита не будет!

Другой «мерой психологического воздействия» на Россию Минск выбрал демонстративные поиски «альтернативной нефти». По заявлению тамошнего первого вице-премьера Дмитрия Крутого, «соответствующие предложения были разосланы всем» – в Казахстан, Азербайджан, Польшу, Прибалтику и даже на Украину. Как утверждает чиновник, «все заводы белорусской нефтяной компании ведут переговоры в ежедневном режиме» по данному вопросу. Одну из главных надежд при этом Минск возлагал как раз на Казахстан и делал в отношении его более, чем конкретные «реверансы», что подтверждается тамошним Министерством энергетики. Его руководитель, Нурлан Ногаев принимал личное участие во встрече с чрезвычайным и полномочным послом Белоруссии в Казахстане Анатолием Ничкасовым и вице-президентом концерна «Белнефтехим» Андреем Бунаковым, в ходе которого последний заявил о желании приобретать более 3 миллионов тонн казахской нефти в год. Идея заманчивая, но в Нур-Султане прекрасно понимают, что ее реализация целиком и полностью зависит от благосклонности Москвы, являющейся основным владельцем все той же «Дружбы». Именно поэтому казахская сторона пока что весьма сдержанно говорит о «проработке вопроса» и необходимости «коммерческой заинтересованности» ее компаний в поставках в Белоруссию, особенно – в том случае, если осуществляться они будут не через трубопровод... Впрочем, как утверждают там, «устная договоренность» с «Транснефтью» об использовании ее мощностей для такого транзита уже, вроде бы, достигнута. Так у Белоруссии обстоят дела на Востоке. А что же Запад? Ведь там, кажется, многие наперебой рвались оказать Минску помощь в «избавлении от энергетической зависимости от Москвы»?

Европейский «облом»: поддержка есть, нефти нет...

Одной из стран, прямо-таки сломя голову бросившейся к своим соседям «на выручку», была Латвия. Еще бы – ведь выручка в случае удачи обещала быть неплохой... Лукашенко даже с тамошним премьер-министром Кришьянисом Кариньшем встречался – наверняка «за диверсификацию» перетереть. Однако выступивший после этого министр сообщения Латвии Талис Линкайтст вылил на голову Минска изрядный ушат ледяной водички, способной не то что остудить, а заморозить в лед его горячие порывы к «рывку на Запад».

Качать нефть мы готовы! Необходимая инфраструктура имеется, вот только нюансы надо обговорить...


– заявил министр.

«Нюансы», как выяснилось, заключаются в необходимости вложить весьма немаленькие суммы в «реанимацию» нефтепровода Полоцк – Вентспилс, вот уже бог знает сколько лет тихонечко ржавеющего в совершенно нерабочем состоянии. Делать это придется, понятно, белорусской стороне – латыши не дураки в такое вкладываться. Можно, конечно, возить нефть и по «железке», но так транспортировка обойдется намного дороже, чем по трубам. Совершенно аналогичная ситуация и с еще одними потенциальными «помощниками» – польскими. 14 января пресс-службой польского оператора нефтепровода «Дружба» компании PERN было сделано официальное заявление о том, что реверсные поставки энергоносителей в Белоруссию на сегодняшний день невозможны в принципе. То есть теоретически Варшава как бы готова, но... Опять-таки, «требуются инвестиции». И делать их придется, естественно, Минску.

Более того, в силу своих гораздо больших аппетитов и амбиций, Польша не готова ограничиться исключительно экономической стороной вопроса. Там Лукашенко более, чем прозрачно, намекают на необходимость принятия определенных «политических деклараций», которые, понимаете ли, «гарантируют надежность и долгосрочность проекта». То есть – выражаясь человеческим языком, разрыва отношений с Россией и полного отказа от поставок энергоносителей с ее стороны. Иначе – никак. Ну, и, наконец, самое главное. Трубопроводы и компрессорные станции и у поляков, и у латышей имеются. Нет у них другого – своей нефти. Прокачивать-то они готовы что угодно, вот только покупать это «что-то» белорусам придется непонятно у кого и по какой цене. Скорее всего – у тех, на кого укажут транзитеры, заинтересованные в решении за счет этого своих собственных вопросов. То, что при этом содержимое идущих в Белоруссию трубопроводов можно будет называть «черным золотом» уже без всяких кавычек, ни малейшего сомнения не вызывает. На мировых рынках никто никаких скидок и льгот Александру Григорьевичу предоставлять не будет – даже в обмен на самые горячие заверения в «братстве» и «дружбе». Да и проектом союзного с ним государства в той же Саудовской Аравии вряд ли заинтересуются. То есть ситуация с производством качественных и недорогих нефтепродуктов из сверхдешевого сырья, всегда востребованных на рынках, долгие годы поддерживавшая белорусскую экономику «на плаву», накроется медным тазиком в любом случае.

Между прочим, те же поляки по этому поводу откровенно недоумевают: по их подсчетам, в прошлом году при мировых ценах на нефть в 67 долларов за баррель (в среднем) Белоруссия имела ее от России долларов эдак по 50, а то и дешевле. Плохо, что ли?! Ну, понятно, сейчас грядет налоговый маневр, однако, так все равно выгоднее, чем покупать ту же нефть бог знает где, да еще и с серьезными накладными расходами на переделку трубопроводов или, того хуже, транспортировку по железной дороге. Нет, хотите – будем качать, будем возить. Жалко, что ли? Любой каприз за ваши денежки... Пока что единственной реальной сделкой по «альтернативной нефти», вроде бы заключенной Минском, можно считать осуществленную Белорусской нефтяной компанией (БНК) закупку партии норвежской нефти Johan Sverdrup с поставкой в литовский порт Клайпеда, куда она должна поступить 22 января. Однако, во-первых, речь идет о 80 тысячах тонн, что для Белоруссии попросту капля в море, а, во-вторых – тут как раз тот случай, когда полученная нефть будет «золотой». Ее перевалка и доставка до Новополоцкого НПЗ обойдутся более, чем в 20 долларов за тонну. И это – при покупке по рыночным ценам... Напомним: Россия планирует поставить в Белоруссию в 2020 году более 24 миллионов тонн нефти. Минск сегодня говорит о потребностях в 17 с половинной миллионов тонн, очевидно, твердо рассчитывая на «альтернативы» в виде энергоносителей из Казахстана и других источников. Как бы то ни было, но львиная доля все равно должна поступить из нашей страны. А тот же «казахский транзит» – это вообще отлично! Наверняка, Москва согласится на то, чтобы он шел через наши участки «Дружбы». Это станет лучшей гарантией того, что в будущем не возникнут проблемы для потока российского «черного золота», идущего в Европу. Неважно, из-за ремонтов или по какой-либо еще причине...

Надо полагать, острая фаза «нефтяной войны» закончится совсем скоро. Взаимные претензии и требования, конечно, останутся, но решаться будут уже в рабочем порядке. Для России однозначно лучше утратить некоторую небольшую часть белорусского рынка энергоносителей, чем выполнять совершенно вымогательские требования Минска. В свою очередь, тот же Лукашенко должен понимать, что продолжая затягивать переговоры по транзиту российской нефти, выставляя раз за разом в их процессе надуманные, явно нереальные условия, он рискует остаться без энергоносителей вообще. Заменят ли белорусам «горячая поддержка» Запада или туманные обещания Востока топливо в баках их автомобилей? Очень сомневаюсь.


Автор: Александр Неукропный

Источник ➝

И Зеленский наш?

Президент проговорился: Украины нет

Признав, что у Украины нет «общей истории» и что в её различных частях — разные герои и ментальность, её президент фактически подтвердил, что нет и единой страны. О том, что Украины нет, заявили ранее первый президент Незалежной Кравчук и экс-премьер ДНР Бородай. Интересная получается картина.

4 января этого года Царьград писал: «Украины уже нет. Об этом единодушно заявили два совершенно не похожих друг на друга человека: первый президент Украины Леонид Кравчук и экс-премьер ДНР, глава "Союза добровольцев Донбасса" Александр Бородай.

Первый это сделал в Киеве — в эфире телеканала ZIK с Надеждой Савченко, второй — в Москве, в программе телеканала "Царьград" "Русская мечта" с Константином Малофеевым. Оба заявления, интервал между которыми составляет примерно два месяца, — сенсационны. Это бомба. Но если их наложить друг на друга, то это уже не просто бомба, а бомба ядерная. Ибо коль скоро непримиримые оппоненты, отлично знающие, о чём вещают, но стоящие по разную сторону баррикад, говорят одно и то же, это означает только одно: другой правды просто нет».

Что изменилось с начала января? Через несколько недель после выхода в свет «Русской мечты» «ядерная бомба» превратилась в «термоядерную»: отсутствие Украины как по-настоящему единой страны признал сам её президент Владимир Зеленский. В интервью газете The Times of Israel президент Незалежной констатировал, что у Украины нет «общей истории», её «надо строить», у различных частей страны — разные герои, и в них думают по-своему.

Герои против «хероев»

«Есть герои, которых почитают на западе и в центре Украины, и есть другие украинцы, у которых есть свои герои и которые думают иначе», — признал Зеленский, предложив возводить памятники и называть улицы именами «тех людей, которые не провоцируют конфликт».

Эту мысль президент повторил дважды. Как Зеленский намерен лишить Западную Украину и её подпевал в исторической Украине — небольшом кружочке вокруг Киева — их «хероев» — Бандеру, Шухевича, Коновальца и Ко, а также их современных последователей вроде Тягнибока, призывающих «топить жидов в крови москалей», — Зеленский, разумеется, не объяснил. И он также не признался в том, что герои «других украинцев» — это те же самые герои, что и в России.

Кстати, общие у «других украинцев» и русских и антигерои. Например, героизируемый Киевом лидер Организации украинских националистов (ОУН, организация, деятельность которой в Российской Федерации запрещена) Степан Бандера. Они считают его подонком, но его именем уже назван проспект в украинской столице, улицы ряда городов. Ему ставят памятники и проводят в память об этом головорезе факельные шествия. День рождения Бандеры включён Верховной радой в перечень памятных дат и юбилеев. Подобные действия неоднократно вызывали не только негативную реакцию Израиля, Польши и России, но и юго-востока Украины. В Киеве тоже далеко не все это поддерживают. Участники марша в память Бандеры в Донецке или Луганске подверглись бы линчеванию.

Новых героев нет, «хероев» — масса

В качестве объединения уже распавшейся на антагонистические регионы страны Зеленский предложил «современных героев — людей, которые вошли в историю, учёных, людей, занятых освоением космоса, великих спортсменов, много писателей… людей, которые широко уважаются во всех частях Украины».

Президент, конечно, и тут не уточнил, кого он имеет в виду, и не привёл ни одного конкретного примера «современного героя» — покорителя космоса или кого-то в этом роде. Потому что таких примеров, в отличие от умных украинцев, которых много, попросту нет. Отличиться чем-то хорошим в полувиртуальной стране, где заглохли оставшиеся от СССР не только космическая, но и авиационная индустрия и много чего другого, не по силам даже гению. Потому что добиться настоящего успеха украинец может, только перебравшись в другую страну. Зато отличиться в худшую сторону — стать, например, карателем в Донбассе, возможностей много. Но это, пардон, уже антигерои. Они могут объединить банду, но не народ.

«Тризуб» и свастика                              

Не случайно поэтому, что Национальное антитеррористическое управление (NCTPN) Великобритании включило «тризуб» — герб Украины, ставший также эмблемой её многочисленных экстремистских группировок, — в пособие по борьбе с экстремизмом в своей стране. Данное пособие выпущено для помощи стражам порядка. Истеричные протесты украинского посольства и требования «убрать» из него «конституционный национальный символ и герб Украины» лондонская полиция с холодным презрением отклонила.

Фактически с «тризубом» произошло то же самое, что и со свастикой, древним и широко распространённым арийским символом, знаком благополучия и плодородия, который благодаря нацистам стал символом варварства и насилия и теперь запрещён в России и многих странах мира.

Делаем выводы

Итак, вот мы и получили президентское признание, что единой Украины нет. Признание, впрочем, немного лукавое, потому что Зеленский противопоставляет «других украинцев» западу и центру страны. Хотя на самом деле «Украин» минимум четыре: Юго-Восток, Центр, Запад и Крайний Запад (Закарпатская Русь). Причём первая и последняя «Украины» спят и видят, когда наконец обретут свободу, а Центр (Полесье уже совсем близко к этому) в обозримом будущем к ним присоединится.

Остаётся Западная Украина, которая ещё в начале ХХ века мыслила себя Галицкой Русью, но затем по ряду причин порвала с Русским миром. Только эта часть нынешней «Украины» — 6-8 западных областей, где сейчас реально формируется украинская нация, — имеет шанс стать Украиной. Правда с «хероями» и «тризубом», запрещёнными в качестве экстремистской коннотации в цивилизованных странах мира, включая Россию. И очень сомнительно, что деятели типа Зеленского будут желанны в этой будущей настоящей Украине.

Для остальных же частей «Украины» отпочкование западенцев будет воспринято с облегчением. Так как все остальные украинцы как были, так и снова станут частью Русского мира — с Закарпатьем в виде моста между Россией и Европой.

Почему?

Во-первых, потому, что украинцев к этому будет подталкивать печальная реальность жизни в дефективном лжегосударстве, которое в таком, единственно возможном в нынешней ситуации виде, Европе совершенно не нужно и сейчас используется как брандер в необъявленной войне США против России.

Во-вторых, Москва может сильно ускорить этот процесс, если жизнь в России заметно улучшится, на что мы теперь, с последними изменениями в правительстве страны, вправе рассчитывать. Президент Владимир Путин и основная часть населения России не отличают украинцев от русских, с которыми составляют генетически одно целое, как сибиряков, волжан и других. И в этом для них залог спасения: запущенная с советских времён сепаратистская язва прорвётся и быстро затянется.

Автор:
Латышев Сергей

Популярное в

))}
Loading...
наверх